December 25th, 2019

'Рождественский подарок'

Разговор двух строителей, по-русски, в Англии, на строительных лесах вокруг дома - русского же, и никому не известного алигатора, который решил достроить себе на коттедж ещё два этажа.
Записывает разговор из-за забора сосед англичанин, который против строительства, чтобы потом дать запись для перевода своему другому соседу - тоже русскому:
— Я тут в паб зашел, опохмелиться. Одни мужики, и все старше шестидесяти. Ни одной бабы.  Я решил: ну к пидорасам попал.
— Да нет. Тут пенсионеры сплошные. Как только на пенсию, то сразу с деньжатами переезжают в Киль.
— Вроде этого склочного соседа, как его, Уинстона Черчилля?
— Он Уинстон, но не Черчилль. Он О’Брайен. Черчилль со Сталиным вел переговоры. А этот Уинстон собирается на нашего босса в суд подавать за надстройку.
— То есть хочет, чтобы нас работы лишили, значит?
— Ну да. Британцы такие: пидарасов защищают, а мигрантов — долой!
— Эта наша надстройка, по-моему, все равно обвалится. Весь этаж.
— С чего это? Мы крепко строим.
— Не могу сказать почему, но обрушится.  Почему его раньше не было?
— Чего?
— Этажа. Четвертого.
— Потому что его не было.  Не достроили. Может, денег не было.
— Не. Не в деньгах дело. Дом трехэтажный. Третий этаж — уже надстройка. Вон, здесь вокруг все дома в целом двухэтажные. Чего другие надстраивать не решили?
— Денег жалко.
— Здесь люди не бедные. Значит, есть в этом смысл, что не строят. А наш решил четвертый надстроить. Местные лучше знают. Тут, может быть, с почвой что-то не то. Море рядом, подмывает. Поэтому дома низкие: чтобы не обрушились. Говорят, здесь везде подземные туннели.
— Какие тут туннели? Шахты тут были.
— Начали с перестройки, а закончили надстройкой? А где базис этому нео-марксизму? Обрушится.
— Ну знаешь, все в конце концов обрушивается. Возьмем, скажем, башни-близнецы в Нью-йорке. Вавилонская башня тоже обрушилась. Строили строили и обрушилась.
— Это где?
— Как где? В Вавилоне.
— Не слыхал. Название странное. В Прибалтике что ли?
— В древнем мире. На Ближнем Востоке.
— Ну знаешь, нашли где строить! На Ближнем Востоке все обрушивается.
— Ты Библию, что ли, не читал?
— Я в бога не верю. Я верю в природу. Есть природная стихия и человек, который ей противостоит. Я в коммунизм не верил, чего я в бога верить буду?
— Народы собрались и стали строить башню до неба. Вавилонскую башню. Но бог ее разрушил, потому что все начали говорить на разных языках.
— В Киле сплошные англики живут. Только пару бахаев видел. Но все по-английски балакают. Определенный артикль. Неопределенный артикль. Неопределенного больше. Идешь в магазин за масляной краской, а на его месте уже парикмахерская. Или химики.
— Какие химики?
— На главной улице я насчитал семь магазинов. Химики. Chemist, chemist, chemist. Химия на каждом шагу.
— Chemist — это аптека. Тут пенсионеры, они все время лекарствами питаются.


из рассказа: 'Рождественский подарок'. Зиновия Зиника